Хроники Александрии

Предприимчивые работницы столовой

, 27.09.2013

В наше время мало кого удивишь такими явлениями, как спекуляция или попытка наварить немного прибыли на чужом добре. Последнее, хоть и продолжает оставаться действием незаконным, но в послевоенное время за такими правонарушениями следили внимательней, о чем говорит и множество дел, связанных с попытками жителей Александрии разжиться нелегальными способами, которые хранятся в архиве нашего суда.

В одном из приговоров, сохранившемся с 1945 года, в подобном нарушении закона обвинялись сразу две жительницы города: тридцативосьмилетняя гражданка Дементьева и двадцатитрехлетняя гражданка Зинченко. Суть их преступления заключалась в том, что „… работая заведующей и столовой №3, Светлана Дементьева вместе с Мариной Зинченко, которая тут же заведовала буфетом, получая на вес и под роспись продукты с молокозавода (творог, простоквашу, мороженое и пр.), не ставили в отчетности вес получаемого товара, что позволяло им распоряжаться продуктами на свое усмотрение…”.

Предприимчивые сотрудницы, судя по показаниям свидетелей, придумали целый план, как не только безнаказанно „одалживать” часть столовских молочных продуктов, но и неприметно продавать их в рабочее время. Так, буфетчица подменяла свою напарницу, работая сразу и в столовой, и в буфете, пока вторая на рынке сбывала творог, простоквашу и прочие умышленно неучтенные молокопродукты.

Торг у женщин шел весьма успешно и, возможно, продолжался бы дальше, если бы не нагрянувшая ревизия, которая выявила растрату в суме 7004 рубля 99 копеек. Сумма более чем солидная, особенно, если принять во внимание то, что тысяч пять в то время стоила машина, а восемь-девять — хороший дом.

Сами женщины в своих показаниях утверждали, что никакой торговлей за пределами столовой с буфетом они не занимались. Так, Дементьева признала себя виновной только в том. „… что снимала Зинченко с работы в буфете, подменяя ее лишь для того, чтобы она могла помочь в столовой, работая официанткой во время наибольшего наплыва посетителей. А ошибка в отчетности возникла всего лишь из-за недосмотра, по которому она не записывала в накладных вес привозимых с молокозавода продуктов”.

Примечательно, что дальнейших показаний Марины Зинченко в деле нет, потому что находящаяся на подписке о невыезде, более молодая 23-летняя буфетчица, у которой в Александрии не было ни мужа, ни детей — „… исчезла из Александрии…”. И, судя по дальнейшим записям судебного приговора, ее так и не нашли. В архивных документах есть лишь небольшая пометка: „… подписку о невыезде гражданки Зинченко сменить на заключение под стражу”.

Светлана Дементьева повторять действия своей сотрудницы не стала, да и к тому же, дома у нее оставался муж, взрослый сын, служивший в армии, и трое малолетних детей.

Приговор обеих „предпринимательниц” ждал весьма строгий: Марина Зинченко была приговорена к пяти годам, а Светлана Дементьева — к трем годам отбывания наказания в далеких лагерях. Более того, после отбывания наказания обе они должны были быть ограничены в правах на три года и вернуть сумму недостачи в 12,5-кратном размере. А это впечатляющая цифра, составившая на то время 87562 рубля 70 копеек. То есть каждая из них должна была вернуть по 40782 рубля — целое состояние в те времена.

Любопытно то, что на этом дело не заканчивается, так как внизу листа, другими чернилами и, видимо, несколько позднее, сделана удивляющая после такого строгого приговора пометка: „… принимая во внимание то, что осужденные совершили преступление до вступления в действие приказа про амнистию, наказание Марины Зинченко будет уменьшено наполовину. Считать ее осужденной на два года и шесть месяцев, а Светлану Дементьеву от отбывания наказания освободить”.

Наталия Бескровная

Комментарии:

Добавить комментарий: