Хроники Александрии

Когда удалось отстоять права человека…

, 2.02.2013

Несколько недель тому назад александрийцы, находящиеся на инвалидности, которые имеют ВИЧ-позитивный статус, столкнулись с проблемой: для того, чтобы пройти перекомиссию по инвалидности для подтверждения диагноза, им необходимо ехать в Кировоград — в областной тубдиспансер. Указ под номером 167д, регламентирующий такой порядок, был издан областной МСЭК 14 декабря 2012 года (до этого данная категория населения проходила комиссию по месту жительства). Цитируем приказ: „3 метою поліпшення медико-соціальної допомоги населенню області, підвищення достовірності експертних рішень та впорядкування роботи медико-соціальних експертних комісій наказую: огляд громадян з 2.01.2013 року проводити тільки у відповідності до даного наказу. Спеціалізована фтизіатрична МСЕК проводить експертизу осіб з хворобами органів дихання, хворих на туберкульоз та СНІД усіх категорій дорослого та працездатного населення з усіх районів та міст Кіровоградської області”.

Только вот к чему было введено такое новшество, непонятно, ведь инвалидность люди с позитивным ВИЧ-статусом получали абсолютно по другим заболеваниям (по ВИЧ и СПИДу инвалидность вообще не предусмотрена). А потому статус здесь абсолютно ни при чем. Горожане, которые живут с ВИЧ, узрели в этом дискриминацию их прав. А ведь и вправду, чем не дискриминация (то есть неоправданное различие в правах и обязанностях человека по определённому признаку; ограничение прав может быть подкреплено законодательством)? Судите сами: все инвалиды с отрицательным статусом проходят перекомиссию в родном городе, а тем, у кого он позитивный, необходимо ехать в область.

Люди, которых это новшество коснулось непосредственно, естественно, были крайне возмущены. Но не столько по причине уничижения их прав, сколько потому, что среди них есть немало тех, которым физически не под силу преодолевать расстояние в семьдесят километров — особенной эта проблема стала для инвалидов-колясочников с мизерной пенсией, которым невмоготу для этого оплачивать такси (думаю, понятно, что общественным междугородным транспортом перемещение невозможно).

В благотворительную организацию „Путь к жизни”, которая занимается в том числе и всяческой поддержкой, людей, живущих с ВИЧ, обратились, сразу двое мужчин. Сорокалетний Леонид, имеющий 3 группу инвалидности, и двадцатишестилетний инвалид-колясочник Никита (имена изменены). Особенно по поводу нововведения переживала мать Никиты, тоже инвалид.

— Мне ничего другого не остается, как вызвать такси, привезти сына в больницу, в кабинет александрийской МСЭК. Пусть они что хотят, то и делают. Если скажут, что нужно ехать в Кировоград, пусть везут его сами — у меня такой возможности нет., со слезами на глазах говорила растерянная женщина.

В ключе этого смею заметить, что, согласно пункту 15 Постановления Кабинета Министров от 3 декабря 2009 года, „комісії проводять своєчасно огляд (повторний огляд) осіб, що звертаються для встановлення інвалідності, за місцем їх проживання або лікування…”. Тем более, существует еще один документ — Положение о порядке, условиях и критериях установления инвалидности, которое гласит следующее: „У разі, коли особа, що звертається для встановлення інвалідності, не може прибути на огляд до комісії за станом здоров’я згідно з висновком лікарсько-консультативної комісії, у зв'язку з тим, що проживає у віддаленій місцевості, огляд проводиться за місцем проживання (вдома)…”

Но в Кировоградской области, видимо, решили действовать по-своему, потому и издали вышеупомянутый указ. Как следствие — все александрийские инвалиды, имеющие позитивный ВИЧ-статус, получили по почте письменное приглашение на прохождение комиссии от администрации областного тубдиспансера.

Думаю, говорить о том, что ВИЧ — это вирус иммунодефицита, а значит — нахождение в окружении больных туберкулезом для носителей вируса является смертельно опасным, крайне излишне. Об этом, когда писали приказ, явно не подумали.

Ребята из БО „Путь к жизни” во главе с Анатолием Трымбачем тут же начали поднимать этот вопрос на уровне города. На свой письменный запрос они получили ответ от исполняющей обязанности главы Александрийской МСЭК И. П. Сокириной, в котором, опираясь на тот таки приказ №167д, констатировали, что это не прихоть местных врачей, а приказ главного врача КУ „Кировоградское областное бюро медико-социальной экспертизы” В. П. Бондаря.

Одновременно с подачей этого запроса А. Трымбач позвонил на „горячую линию” губернатора, поскольку данную проблему необходимо было решать без промедления — перекомиссия начиналась с середины января. Письменный ответ с „горячей линии” не заставил себя долго ждать. В нем речь шла о том, что приказ под номером 167д издан как раз на основе исполнения Постановления Кабинета Министров от 3 декабря 2009 года, о котором шла речь выше. Словом, полная неразбериха: в постановлении говорится о том, что повторное обследование следует проводить по месту жительства, а в приказе с области — что нужно ехать в Кировоград. Кстати, ответ, аналогичный ответу с „горячей линии”, пришел и из областного бюро МСЭК. Но члены БО „Путь к жизни” не сдавались — они звонили в область, писали письма, пытаясь объяснить чиновникам, насколько те усложняют жизнь простым людям, да еще и с ограниченными возможностями. И таки добились своего — уже в приказе от 9 января нынешнего года в тот злополучный приказ №167д были внесены изменения. Отныне в тубдиспансере проходить перекомиссию будут особы: „… із захворюваннями органів дихання, хворі на туберкульоз та ВІЛ-асоційований туберкульоз…” Видимо, чиновники все же вникли в суть проблемы и внесли необходимые поправки. Словом, благо, что есть люди, которые не опускают рук перед могучей бюрократией, властно господствующей в нашей стране. При этом, кстати, делают это они, дабы помочь другим…

На заметку. И хотя поправка в порядок перекомиссии для людей с позитивным ВИЧ-статусом все же внесена, один александриец все-таки ездил в областной тубдиспансер для, так сказать, продления инвалидности. К слову, у парня четвертая степень синдрома иммунодефицита, то есть его иммунная система крайне уязвима намного больше, чем у здорового человека. Когда он сидел в узком коридоре у кабинета врача, рядом с ним было немало людей — все они больны туберкулезом. А значит, из-за несовершенства решений чиновников парень подвергался смертельной опасности. Благо, если окажется, что для него это прошло бесследно…

Ирина Черниенко

Комментарии:

Добавить комментарий: