Хроники Александрии

Ночной патруль

, 8.09.2012

Когда у трудящихся Александрии заканчивается рабочий день, у этих парней он только начинается: каждый день, в любую погоду без выходных и праздников они выходят на улицы города охранять покой горожан. Это сотрудники патрульной службы городского отдела милиции. Мы решили поближе познакомиться с их работой, тем более что конец прошлой недели ознаменовался двумя событиями — Днем Независимости и Днем шахтера. Кому праздник, а кому самая горячая пора, учитывая размах, с которым некоторые наши граждане привыкли отмечать подобные торжества…

В городском отделе милиции каждый день в пять часов вечера проводится развод, где проверяется подготовка личного состава к патрулированию, определяются маршруты и задачи, выдаются ориентировки. После этого милиционеры непосредственно приступают к несению службы, которая длится до часу ночи, а при необходимости и дольше. Кроме пеших патрулей, по городу дежурят два наряда, так называемого, быстрого реагирования, куда входят не только милиционеры ПС, но и сотрудники отдела государственной службы охраны. Они несут круглосуточное дежурство в горотделе и выезжают на происшествия либо преступления по факту их совершения.

Для пеших нарядов милиции маршрут патрулирования должен составлять порядка 1,5 километра, но для нашего города эти маршруты значительно длиннее из-за нехватки личного состава. Даже при высокой безработице и деп-рессивности города александрийцы неохотно идут на службу в ПС. По восемь часов в день в любую самую мерзкую погоду патрулировать город, постоянно смотреть в лица пьяниц и хулиганов, и это за 1600–1800 гривен зарплаты — не каждый согласится на такую работу. В итоге при необходимости в 85 человек, патрульных у нас всего 42.

Виталий Микита служит в ПС с 2006 года, а месяц назад его назначили на должность заместителя командира взвода. С ним мы и отправились проверять работу патрульных. А по дороге он рассказал о некоторых аспектах службы: „Мой наставник Александр Гноевой, который, кстати, проработал в ППС 25 лет, учил, что службу нужно нести так, чтобы ты не был на виду, но сам видел все и знал, что происходит на твоем участке. Работу своих ребят стараюсь строить таким же образом — если мы сейчас идем по проспекту и не видим милиционеров, то это не значит, что их нет. Они рядом, и главная их задача контролировать ситуацию в темных проходных дворах, в местах скопления, так называемых, неблагонадежных элементов”.

Мы подошли к фонтану на площади Ленина.

— Сейчас проверим, где наряд из этого квадрата, — сказал Виталий и достал рацию.

Двое патрульных появились буквально через несколько минут, но все равно получили нагоняй от командира — долго реагируете!

Отчитавшись о ситуации в своем квадрате, наряд ушел дальше по маршруту, а мы отправились в сторону площади Попова. Спрашиваю: „Зачем нужны рации, с их небольшим радиусом действия, когда можно воспользоваться мобильным телефоном?” Оказывается, бывают ситуации, когда исход ситуации решается не то что за минуты — за секунды. Здесь нужна скорость и оперативность. А по мобильному пока наберешь нужного абонента, время упустишь. Кстати, помимо рации, резиновой палки, наручников, фонарика, газового баллончика и пистолета в комплект экипировки патрульного входит… свисток. Да, именно свисток, в который свистели городовые еще за царя Гороха. Сегодня им уже никто не пользуется, но правила его использования существуют: один длинный свист — это сигнал „задерживай, а два коротких — „на помощь”. Это вызов соседних патрульных.

С чем чаще всего приходится сталкиваться патрульным милиционерам? Семейные дебоши, пьяные разборки, наркоманы, бомжи — со всем, что называется неблагополучным контингентом. Всякое бывает. Например, хорошо выпивший муж приходит домой и начинает разборки с женой. Соседи вызывают милицию. Приезжает наряд. Его сотрудники понимают, что „потушить пожар” можно, лишь изолировав супругов друг от друга. Пьяного мужа забирают в „стакан” — комнату временного содержания в городском отделе милиции, но держать его более трех часов по закону не положено. Муж идет домой, а по дороге покупает еще одну бутылку водки для снятия стресса. И вся карусель семейных разборок начинается по-новому…

Если раньше сроки допустимого содержания под стражей были большими, и наказания были суровей: можно было дебошира-пьяницу задержать до утра, отправить в медвытрезвитель, а то и на принудительное лечение, то сейчас ничего этого нет. Наступила эпоха полного гуманизма и демократии.

Виталий Микита считает, что в подходе к таким правонарушителям нужно менять юридическую практику. Суды, которые, по предоставлению милицейских документов, решают меру их наказания, должны активнее применять статьи, касающиеся трудовой терапии, как это было раньше. Пусть на такого, как их называют „админщика” (отбывающего наказание за совершение административного правонарушения), который под присмотром милиционера подметает улицы, посмотрят соседи, коллеги по работе. Тогда, если это нормальный человек, его проймет чувство стыда, вины и ответственности за правонарушение. И здесь появляются хорошие шансы на то, что больше он не повторит содеянное.

Отдельный разговор о незначительных нарушениях правопорядка. Курение, распитие спиртных напитков в общественных местах, торговля алкоголем после 22 часов вечера. Здесь наши милиционеры стали проявлять больше лояльности.

— Мы ведь понимаем, что если есть запрет на курение, то обязательно должны быть оборудованы места для курящих, но таких у нас в городе нет, — рассказывает Микита. — Здесь много законодательных недоработок. Это относится и к распитию слабоалкогольных напитков. Понят но, что сейчас жаркая пора, хочется выпить чего-нибудь охлаждающего. Но закон есть закон. Поэтому мы стараемся применять тактику золотой середины: объясняем, что, мол, ребята, это не положено и лучше забрать бутылки и разойтись по домам. Стараемся не конфликтовать. Наша задача — постараться их успокоить и проследить, чтобы наши подопечные спокойно отправились по домам.

Каждый день службы непредсказуем. Каждый день — новые впечатления, новые встречи, и, как правило, не самые приятные. Бывают и курьезные случаи. Так, на прошлой неделе милицию и МЧС вызвали жители одной из девятиэтажек, которые рассказали, что в канализационном люке кричит ребенок. Все службы „на ушах” — такое происшествие! Кинули все силы, а оказалось, что это был не ребенок, а щенок, который упал в приоткрытый люк и не мог самостоятельно выбраться.

Насчет бомжей мой собеседник ответил, что это явление больше относится к социальным проблемам общества, чем к нашим правоохранительным органам. Как можно бороться с бомжами, если в своей основной массе они не причиняют вреда гражданам. Да, они грязные, больные и голодные. Да, они мешают красивому виду городских пейзажей. Но куда их девать? Они есть во всем мире. В нашем городе их порядка 60–70 человек. Их контингент постоянно меняется. Живут они в основном за счет сбора бутылок, утиля и всего, на чем можно заработать, перерыв мусорные баки. Этим они довольны и стараются не причинять никому вреда. Иногда даже помогают сотрудникам милиции, ведь они целыми днями курсируют по городу и видят, что и где происходит.

Микита говорит, что у милиционеров учеба и подготовка к службе идет постоянно, как у школьников, с 1 сентября и по май следующего года. По нескольку часов в неделю они изучают законы и юридические документы. Обязательна физическая подготовка. Тир. Стрельба — один из главных зачетов в милицейской практике. Борцовские виды спорта — тоже обязательные виды подготовки. Кто знает, какой неадекватный амбал встретится завтра на твоем маршруте. Но ты обязан привести его в норму и, желательно, доставить живым и здоровым по месту жительства.

Виталий считает, что милиционеры, что бы там о них не говорили, в своем большинстве — это люди, которые пришли сюда служить, почувствовав свою необходимость оказывать помощь людям. Такой выбор сделал в свое время и Микита. Главным из достоинств своей службы он назвал ее значимость: он представитель закона, а значит — имеет право принимать решения, которые защищают права граждан, он имеет возможность законно защищать их интересы, бороться с теми, кто пытается нарушать их покой. А без таких, как он, не будет порядка в городе, не будет спокойствия и чувства безопасности на улицах Александрии.

Во время нашего рейда рация замкомвзвода молчала. Ну и хорошо. Как говорит Микита, если рация молчит, значит — все спокойно. Поздней ночью мы прощались со старшим сержантом милиции Виталием Микитой. Мы пожали друг другу руки, и я сказал: „Желаю удачи”.

— Нет-нет, — ответил Виталий. — Нельзя никогда желать такого патрульному! У нас, как и в других профессиях, есть свои „забобоны”. Нельзя свистеть, нельзя желать удачи, нельзя желать „спокойной ночи” — будет ночь неспокойная…

В понедельник, подводя итоги работы ПС в праздничные и выходные дни, Микита сказал, что патрульные справились с поставленными задачами и не допустили каких-либо серьезных инцидентов и происшествии во время их дежурства. И эти горячие, в прямом и переносном смысле, дни прошли, на удивление, спокойно.

Сергей Гавриленко

Комментарии:

  1. Как мило… Теперь «Ефросинью» смотреть перестану!

    96,
    d6682e9
  2. Хроника событий!

    Dmitriy,
    6e9d94c
  3. Вот кому надо зарплату увеличивать и льготы давать, а не депутатам с их дебильными законами

    Наталья Сергеевна,
    3812d4f

Добавить комментарий: