Хроники Александрии

Лесное племя

, 13.07.2011

Когда я готовил материал для прошлого номера „ОТ” об александрийских бездомных, мне сказали, что если хочешь увидеть настоящих бомжей, то поезжай по Звенигородскому шоссе и в районе завода ЖБИ в лесопосадке найдешь их целый табор. Они там круглый год живут.

Ничего себе — вот это дела! Можно представить какое-нибудь африканское племя, живущее своими вековыми традициями где-то в саванне или отшельника в сибирском скиту, но у нас — в центре Европейской цивилизации — есть люди, обрекшие себя на жизнь без элементарных благ и удобств…

Журналистский интерес, как говорится, позвал в дорогу.

В разгар лета в буйно цветущих лесных джунглях можно блудить долго и бесполезно, но мне повезло: на одной из тропинок я встретил человека с баклагами в руках. Его социальный статус можно определить с первого взгляда — бомж. Я спросил, кто он и где живет. „Меня зовут Федя, — представился мой новый знакомый, — иду на Бадыну за водой, а живу здесь с семьей”. Я представился и рассказал, зачем сюда забрел, и он проводил меня к своему табору. Этот лагерь представлял собой два шалаша, вернее, это не шалаши, а навесы, укрытые полиэтиленовой пленкой. Все вокруг было увешано матрацами, одеялами, одеждой — как раз прошли сильные дожди, и все промокшие вещи нужно было сушить. Чуть в стороне располагалось что-то наподобие мангала с бревнами вместо лавок — это кухня. Вот, собственно, и весь табор.

Сразу скажу, что в таких условиях семья Натальи Аносовой, состоящая из четырех человек, живет уже два года. Все, кому я позже рассказывал историю их жизни, самым первым вопросом ставили такой: а как же они живут зимой? Живут так: мать с сыном Федей если не уходили на промысел, то шли собирать дрова. Затем разжигали костер и грелись вокруг него, как в сказке „12 месяцев”. А ночью стелили пару одеял под себя, пару на себя, прижимались друг к другу и так спали.

Ну, а теперь непосредственно о героях этого рассказа. Живет в этом таборе Наталья Аносова с сыном Федей, братом Сашей и племянницей Таней. Когда-то Наталья с мужем и сыном жила в Куколовке. В 80-е годы семья подалась в поисках лучшей жизни в Казахстан. Поехал с ними и брат Саша. В 90-х решили вернуться в родные края. Но вырученных за казахскую квартиру денег не хватило на жилье в Александрии. Жили на съемных квартирах, перебивались, как могли. Как говорится, чем дальше, тем запущенней диагноз. Когда-то Федина мать работала на каких-то работах, была даже механиком на производстве. Муж умер, а Федя на почве наркомании частично утратил координацию в движениях. Таким он остался и по нынешний день. В конце концов, семья оказалась в заброшенном поселке, что между Головковкой и Мартоивановкой.

После возвращения из очередной отлучки обнаружили, что с их дома сняли на металлолом железную крышу, а из дома вынесли все, включая документы. По их убеждению, это было дело рук цыган, обитавших в то время в поселке, но доказать никто ничего не смог. Так они оказались в статусе бомжей.

Другая история с братом Сашей. В армии он попал в аварию и стал инвалидом по линии психиатрии. Долго лечился, сейчас чувствует себя нормально. Его поведение, манера вести разговор говорят о его совершенно адекватной психике. Но случилась в его жизни еще одна неприятная оказия. Уж не знаю, за какие грехи, но он попал в тюрьму, из которой вышел с еще одним диагнозом -перелом шейки бедра. С тех пор его нога не разгибается, и он может передвигаться либо вприсядку, либо на костылях.

Вот так они, втроем собрав все свои грехи, недуги и немощи, шаг за шагом опускаясь все ниже и ниже, оказались в лесополосе у Звенигородского шоссе.

Несомненно, что они сами, пафосно говоря, строители своих судеб, но что-то роковое и трагическое есть в истории их семьи. В первую очередь это касается четвертого сожителя этого бомжового общежития — Тани — 18-летней племянницы Аносовой.

Она была еще совсем маленькой, когда ее родители, жившие на Дальнем Востоке, разошлись. Мать забрала дочь и приехала на родину в Александрию. Кстати, с тех пор Таня так и не видела ни разу своего отца.

И вот несколько лет назад случилось несчастье: Таня попадает в автомобильную катастрофу. Диагноз неутешительный: разрывы сухожилий обеих ног. Нужна была операция, но денег не было, да еще и документы мать оставила на прежнем месте жительства. Как утверждает сама Таня и ее родственники, врачи выписали её через год больничных мучений, так и не сумев ей помочь. Сегодня ее ноги с неправильно сросшимися сухожилиями вывернуты назад, и передвигаться она может только по-обезьяньи — прыгая на руках. Она жила с матерью, но этой зимой та умерла, и тетке Наташе ничего не оставалось, как забрать Таню к себе в лесную берлогу…

Сейчас для симпатичной, умной, постоянно улыбчивой Тани телевизор — это небо над шалашом, а магнитофон — пение птиц. Она рассказывает, как ложится в сумерках спать, но заснуть не может. Как понять, как помочь молодой девушке, которой хочется на волю? Мой фотоаппарат она назвала „мыльницей” и интересовалась, как он работает. Конечно, она знает, что такое Интернет, но вот только сможет ли она им когда-нибудь воспользоваться, как любой из нас, живущих по эту сторону цивилизации?..

Я приходил к ним четыре раза — все пытался разобраться в перипетиях их и нашего с вами жития. И ничего не понял. У нас все сложно. А у них всегда такая чистая радость встречи, такое внимание гостю и откровенность разговоров. Никакой фальши. Я уверен, что пачкам макарон и сигарет без фильтра они радовались так же искренне, как и моим рассказам о жизни нормальной и о возможной помощи от наших властей. А вот насчет предполагаемых дождей грустили точно так же искренне, как и о возможной помощи.

Может, и даже, наверное, так оно и есть, что в семейных рассказах Аносовых есть какая-то недоговоренность и неправда, но в глазах Тани блестит такая искренность, что не поверить в ее слова кажется невозможно… Все последнее время табор жил за счет того, что раздобудут „ходоки” в городе. Выручала еще пенсия Саши — инвалида. В последнее время Наташа с Федей стали посещать церковь, как они утверждают, христианскую. Там им стали помогать продуктами и одеждой. Это хорошо. Но что дальше… Документов нет, денег на их восстановление нет, да и желания заниматься таким непростым делом тоже нет. На все нужны деньги. С мусорного бака их не заработаешь.

На тропе перед их лагерем меня встречали три собаки, маленькие, но злые. Лагерные поселенцы их отгоняли. Но злость собачью понять можно: кроме голодной матери-суки в шалаше еще восемь щенят, и их нужно кормить и оберегать. А еще здесь живут трое котов — короче, полный набор сосуществования человека и тех, кого он приручил…

Говорят, что Таню можно поставить на ноги — нужно 10 тысяч гривен на операцию. И тогда она смогла бы пойти на дискотеку, как это может сделать (и не задумываясь, как именно) каждый из нас…

Сергей Гавриленко

Комментарии:

  1. в селах есть полно заброшенных хат в вполне приличном состоянии, с огородами — в них просто некому жить т.к. население вымирает и перебирается в город… зачем жить в лесу ?

    Dimon,
    f5f1710
  2. Видно так хочется поближе к городу жить. А в селе же работать надо…

    Neon,
    3387fe6
  3. ###ню не морозьте… что они в селе наработают, ведь они инвалиды?!

    михаил,
    9095c01
  4. В нашем обществе никому не нужны здоровые, сильные, с высшим образованием люди. Все, кто может, покидают эту страну-мачеху, где бездарное руководство создает блага только для себя. Посмотрите, сколько выпускников вузов и прочих специальных учебных заведений пачками идут в центры занятости. Предприятия как стояли так и стоят, а Азаров с Янеком утверждают, что жить стало лучше. Сейчас вот очередной виток подорожания коммунальных услуг готовят местные власти, не взирая на заявления правительства не делать этого. А что, разве Цапюку, Давыденко и прочим нужны люди и их реальное состояние? Тем более, те, о которых пишет «ОТ».

    Никита,
    bcf549e
  5. да причем тут цапьюк — у него все в порядке как раз…

    я имел в виду почему бомжи сами выбирают такой идиотский способ жизни? ведь если у человека есть желание и хоть какие-то способности то можно найти работу (хоть какую-то) и хоть какое-то жилье а не жить в лесу зимой

    (кстати я прочитал статью только в начале, все как говорится «не осилил» )

    а вообще тема бомжей имхо более серьезная чем кажется, и очень плохо что государство игнорирует ее…

    я как-то смотрел передачу по российскому тв — так у них там по их оценкам до 4млн. (т.е. около 2%) населения — бомжи. у нас я так думаю процент примерно такой же

    если человек вдруг оказался без жилья (например кинули аферисты-риэлторы) и у него нет родственников, то он автоматически имеет все шансы стать бомжом даже если он нормальный т.к. бомжевание затягивает и опускает человека очень быстро…

    Dimon,
    f5f1710
  6. Прочитал и удивился-что за дикость.Мать с Федей вроде не инвалиды.Почему ,действительно не поехать в село и жить в заброшенной хате.которых там много?Да.там надо работать лопатой и сапойНо это лучше.чем по мусоркам ползать и собирать отбросы.Посильная помощь прихожан-христиан видно тоже не стимулирует отъезда в село.
    Их судьба не вся изложена в статье.что-то там не все так .как написано.А вообще-то прочитав это,власть имущим надо бы конкретно поинтересоваться положением дел,разобраться по-существу.Помочь с восстановлением документов.Кстати,в черте города в поселке Октбрьском квартир хоть отбавляй,в поселке Димитрово тоже.Вот пусть выделят одну из н7их.Проблема будет решена.А автору статьи хочу пожелать не только описывать события.но попробовать помочь этим людям.так как он несомнено вхож в кабинеты городских чновников.

    БУЛАТ,
    b371034
  7. От тюрьмы и от сумы не зарекайся . Сума — и есть бродяженье , бомжевание.Бывают такие стечения обстоятельств , что и сильные ломаются . А вот , держава если она конечно сильная , должна помомагать таким людям.Дома ветеранов , дома инвалидов , ночлежки…атрибуты сильных государств.

    Антон,
    87eb805
  8. Кто может сказать чем им помочь? Деньги ничего не решат. Ни Цапюк ни Янукович не могут подарить им мотивацию стремления к той жизни вкоторой живет большинство. Лев Толстой жил возле огражденного «тихого дома», он говорил: «Потому что их менше они за оградой, а кто из нас прав?»

    старый александриец,
    91d6980
  9. Как-то не вяжется всё у автора. Приехали в 90-х с Казахстана с заработков и не смогли купить жильё в Александрии? Чушь ! В то время приличные квартиры стоили смешные деньги. Скорее всего, проблема в неумеренном потреблении алкгололя, отсюда и нежелание работать.

    Хурдымурды Тракторбаев,
    ff58465
  10. чо за бред флюдильня
    ))))

    777,
    f2267aa
  11. что за бред флудильня

    нацист,
    f2267aa

Добавить комментарий: