Хроники Александрии

Сколько стоят детские слезы

, 12.01.2011

Такой картины стены Александрийского горрайсуда, наверное, еще не видели. В центре зала судебных заседаний стояла девятилетняя девочка и в окружении взрослых теть и дядь со слезами на глазах давала показания — она судится с городским управлением образования и школой, в которой училась ранее. Вернее, судится не она, а ее мать, подавшая иск в защиту своей дочери.

Вот о чем идет речь в исковом заявлении. Как утверждает мать Ани Алена Б., до инцидента, о котором расскажем ниже, девочка росла здоровой, не болела, легко общалась с учителями и учениками. Она хорошо училась, занималась танцами, играла на фортепиано. Мать ее никогда не наказывала, не повышала голоса, и у них было полное взаимопонимание.

Но однажды на уроке математики произошло следующее. Классный руководитель Оксана Е. проверяла в тетрадях учеников решение задачи. У многих были ошибки. Преподаватель стала кричать на учеников, рвать тетрадные листы. Когда очередь дошла до Ани, то увидев у нее в тетради ошибку, Оксана Е. схватила девочку за ухо и потащила через весь класс к доске. Аня ударилась о доску и заплакала. Заставив прочесть условие задачи, учительница потащила ее обратно, грубо при этом ругаясь.

„Мне было больно и болело сердце, — говорила в зале суда Аня. — Учительница заставила прочесть условие задачи, а потом спросила: „А ты, стерва, что сделала?” Я испугалась, дома со мной так никогда не разговаривали”.

„В этот же день, — пишет в исковом заявлении Алена Б. — учительница позвонила мне на работу и сказала, что „торцонула” Аню. Потом заверила, что у меня хорошая и воспитанная дочь. Я ее простила и не придала особого значения инциденту. Но когда, придя домой, увидела опухшее ухо Ани и ее нервное состояние, решила, что просто так это оставить нельзя. На следующий день я пошла в школу и встретилась с учительницей. Она признала свою ошибку, сказала, что сдали нервы, и попросила никуда не сообщать о произошедшем. Как женщина, я ее поняла, решила, что она сделает выводы”.

Далее, как явствует из искового заявления, Алена Б. стала расспрашивать других родителей о поведении Оксаны Е., и те подтвердили, что учительница проявляет грубость к ученикам, что она их запугала. Что касается Ани, то она после случившегося стала нелюдимой, находилась в постоянном страхе, боялась ходить в школу. А когда у нее начались истерики, ее пришлось водить к психологу, а позже и на лечение к детскому психиатру, о чем есть выписка из амбулаторной карты психиатрической больницы. После случившегося инцидента классный руководитель „стала предвзято относиться к Ане, игнорировала ее на уроках, а когда та опоздала на урок, сказала, что завтра можно вообще не приходить в школу”. В конечном итоге Аню пришлось перевести в другую школу.

Алена Б. считает, что такой педагог, как Оксана Е., не должен работать в школе и калечить детей, поэтому она подала в суд на управление образования и школу, которые „не ведут контроль над своим преподавателем”. Они допустили нарушение законов „Об образовании” и „Об охране детства”. В качестве возмещения морального ущерба мать Ани затребовала взыскать с этих учреждений 50 тысяч гривен.

В судебном заседании Оксана Е. отвергла все обвинения, кроме одного: она действительно легонько потрепала Аню за ухо, но сделала это без всякой злости, грубости и ругательств. Сторона защиты доказывает, что именно так все и было. Ребенок заучил слова матери, а вся эта каша заварилась, когда Анину мать кто-то „науськал”, что на этом деле можно неплохо заработать….

Если это действительно так, то это жуть какая-то — мать, таскающая ребенка по судам ради денег! А если она права? Тогда что это за педагоги, калечащие детскую психику из-за перепутанного в задачке плюса и минуса? Суду еще предстоит поставить окончательную точку в этом деле, а мы пока что обратимся к специалисту по детской психике. Существует ли такая проблема или это единичный случай? И как вообще должны строиться личностные взаимоотношения учителей и учеников? Об этом мы попросили рассказать известного в городе психолога, председателя общества психологов Александрии Татьяну Черныш.

— Не открою Америки, если скажу, что сколько существует педагогика как социальный институт, столько и стоит вопрос о праве и возможности насилия педагога над учеником. В цивилизованном обществе (коим мы и наше считаем) такое поведение педагога за пределами общепринятого. Более того, в учительской среде неоспоримым фактом профессиональной некомпетентности считается проявление педагогом физического или психологического насилия над учеником. Всем известна мудрость: если проявляешь силу к слабому, значит ты бессилен. Что делать бессильному педагогу? Или работать над своим профессионализмом, или менять профессию.

Что касается вопроса об отношениях между учителями и учениками, то скажу просто: строятся они в полном соответствии с законами социальной психологии, в том числе и в соответствии с психологическими закономерностями возраста детей: в начальной школе учитель для ребенка — безусловный авторитет, икона. В 5-7 классах авторитет учителя (как и родителя) уходит на второй план, а на первый выступает авторитет ровесников. В старших классах авторитет учителя очень сильно зависит от его умения быть и „рядом” и „над” учеником. Но каким бы ни был возраст ребенка, если в его семье царит неуважение к учителю, к школе, вряд ли для него школьные годы пройдут без конфликтов с учителями.

Но в этой истории нас больше должна взволновать судьба девочки. То, что с ней произошло на уроке, могло стать неприятным воспоминанием из детства или послужить пусковым механизмом для формирования различных психологических проблем. Наилучшим для Ани завершением ситуации было бы то, что учитель попросила бы извинения. Очевидно, что пластичность детской психики и адекватная реакция окружающих взрослых помогли бы ребенку забыть этот инцидент, не фиксироваться на нем. Ситуация же развернулась как раз в противоположную сторону: каждый раз переживая вместе с мамой и родственниками очередные судебные слушания, сама принимая в них участие, девочка фиксируется на травмирующей ситуации.

Невольно возникает вопрос: что важнее — психическое здоровье собственного ребенка или выигрыш суда?

Как психолог, я бы задала маме вопрос: „Зачем?” Не „почему?”, а „зачем?”. Почему — понятно. Потому, что обидели ребенка, и мама кинулась, защищать свое дитя. Но ведь учитель извинилась и даже понесла законное наказание, о чем маме известно. А вот „зачем?”

Есть такая мудрость: посеешь поступок -пожнешь привычку; посеешь привычку -пожнешь характер, посеешь характер -пожнешь судьбу. На мой взгляд, она как нельзя точнее подчеркивает ответственность родителей за судьбы своих детей, когда они вовлекают их в свои взрослые „игры”.

Сергей Гавриленко

Р.S.: Об окончательном решении суда редакция обязательно сообщит читателям.

Комментарии:

  1. По моему убеждению и школа и родители дружно ударили по психическому состоянию ребенка — все вопросы конфликта должны были решены в досудебном порядке — гороно должно было провести служебное расследование о поведении педагога, с использованием информации других родителей и принять свое решение, мать имела основание для возмещения нанесенного дочери ущерба, но не стоило этого делать.
    Завтра гороно бросится защищать… 50 тыс.грн и заодно такого «учителя», Где гарантия, что завтра учеником такого класса не станет ваш ребенок?

    forsage,
    0407ef9
  2. Конечно. Ведь заниматься школой (школами) некогда.
    Политика… господа, политика.
    Дети ещё ходят в школы? Странно…

    2,
    3827362
  3. А сколько лет учительнице?

    Стас,
    8f2799e
  4. Почему? понятно,а зачем??? представит, что завтра на месте этой девочки окажется твоя дочь или сын и подобный педагог будет учить… Чему? Насилию, вседозволенности, грубости и хамству. Учитель — это особенная профессия, он признан не только учить своему предмету, но и учить жизни, отношениям, пониманию. А что может дать детям подобный педагог, мы затем удивляемся, откуда берется хамство и бесспредел в наших детях. Школа винит в этом семью, родителей. А я считаю правильно поступает мама девочки, пусть гороно заплатить, чтобы впредь занимались учителями, а не политикой. А девочка.? Думаю для нее это будет наука, что за хамство в этой жизни и на этой земле есть не только Божий суд, но и людской и никому не дано унижать человека безнаказано. Жаль, что многие видят в этом только деньги. И если в настоящее время это стимул и наказание за содеянное, и за то,чтобы призвать педагога выполнять свой долг, и если нет уважения к ученику и любви к детям — уходи из школы. не занимай место для Учителя. И очень жаль, что деньги, в случае выиграша в суде будут идти из бюджета, надо бы из кармана чиновника.

    Елена,
    cf9a58d
  5. У меня в школе был подобный случай с учителем музыки. Он при всех позволил легкую пощечену ученику, это был 1981 год. Весь класс поднялся, мы долго топтали ногами и зудели сквозь губы. На следующий день учителя уволели, больше в школах он не преподавал, устроился на шахту, где и проработал долго. Нас, учеников, тогда поддержали все учителя и директор школы Ю.Буслов. И сейчас я с благодарность вспоминаю свою школу.

    Елена,
    cf9a58d
  6. Елена, 12.01.2011 # Случай действительно дикий — гороно должно было отреагировать немедленно, но вот про науку для девочки — не согласен, суд можно не только выиграть, но и проиграть и что тогда — дикие нравы на широкую образовательную ниву и какой урок для будущих учеников и их мам
    Есть и другой вопрос — попробывали бы побить ребенка какого-нибудь небедного папаши, сегодня школа бросает вызов родителям — если вы никто, то и ваши дети никто

    forsage,
    0407ef9
  7. Случай действительно дикий – ==== А КАКОЙ МИНИСТР ОБРАЗОВАНИЯ? (недалеко от лени космоса «отлетел», такие и подчерненные.

    РВС,
    a944bbd
  8. Оксана Е. в судебном заседании отвергла все обвинения, кроме одного: она действительно легонько потрепала Аню за ухо, но сделала это без всякой злости, грубости — порожает, что это говорит «учитель».

    Влад,
    77b05b6
  9. Если бы моего ребёнка хоть пальцем тронули, как минимум засадил бы в тюрьму на долго (есть способы, но не спрашивайте какие — не отвечу) или устроил бы несчастный случай «учителю». При нашем правосудии, второй вариант более приемлем. О данном деле сказать что-либо определённое сложно — не освещена доказательная база, тем более, что поднят вопрос более общий из области педагогики и психологии воспитания. А маме девочки хотелось бы посоветовать, что в нашей стране, всё больше напоминающей джунгли, где выживает тот, у кого клыки длиннее или патронов в магазине больше, — говорить об этом ребёнку, учить, что дураков и хамов конечно же мало (хороших людей то больше), но они так хитро расставлены, что встречаються на каждом шагу и нужно быть готовыми к встрече с ними. Хорошо, что девочка воспитывается утончённой, чувственной натурой, человеком из которого со временем сформируется душа поэта или музыканта, актёра или того же Учителя. Но, к сожалению, жизнь в нашей стране диктует свои условия и нужно самим знать и уметь и учить своих детей как защитить себя.

    Суровый,
    df33634
  10. Каму, как не Гаврилову было написать данную статью — не можешь работать, уходи. Не смог работать в интернате стал репортером, из репортеров пойдет в милицию затем пожарным…
    В настоящее время всех берут по блату, потом не знают, что делать.

    албанец,
    6caa5b9
  11. Да, проблемы, проблемы, проблемы… да разве только в школах… они еще в детских садах начинаются… а в школах продолжаются… В стране где на первом плане «дележ-грабеж» системы образования, медицины, социальная политика — прогнили на сквозь. За этим всем, нашим чинам просто не до этого, и времени нету (независимо какого цвета твой галстук оранжевый, бело-голубой или серобуромалиновый) вникать в проблемы, контролировать процессы. Случай из тех, который не хотел бы переживать ни один родитель. А если честно говорить, то с подобными ситуациями сталкивается каждый второй родитель, который занимается воспитанием и интересуется делами ребенка в саду, школе… Поражает то, какие обороты набирает эта проблема, и то что сами контролирующие органы этой проблемы не видят в упор, а может и не желают видеть. Пока вот такая мама не подняла вопрос в правильной плоскости… Дак и что же теперь… родитель сам и виноват получается… получается ребенка обидели не за что ни про что, и спросить не из кого. Надо наверное было после уроков поймать училку этой маме, да в присутствии девочки патлы ей и повыдергивать, так что ли, не знаю… но в любом случае вопрос этот без решения оставлять нельзя… Хоть в морду но, но надо…

    Горожанин,
    0016c82
  12. 1.Я хотел бы чтоб 50 тысяч мама отсудила — гороно будет строже следить за кадрами.
    2. Людей плохих больше чем хороших, поэтому детей надо готовить к встрече с плохими людьми.
    3. Этот педагог — пациент психбольницы, немедленно госпитализировать и провести принудительное освидетельствование, с резолюцией о профпригодности.
    4. Класс должен пройти реабилитацию с психиатрами за счет гороно после такой разрушающей, деструктивной работы педагогического коллектива. (Видно такое поведение педагога в этой школе норма)
    5. Родительский комитет РАБЫ. Кому вы приносите в жертву своих детей?

    Виктор,
    91d6980
  13. Не раджу віддавати дитину до школи взагалі. є приватні вчителі. Дешевше і краще.

    222,
    3257f96
  14. Форсажу. Да, суд можно проиграть, и я даже уверена, что так и будет, но то, что родители встали на защиту дочери уже для ребенка имеет большое значение, прежде всего взаимопонимание в семье. Девочка тоже уже не маленькая и понимает в каком обществе мы сейчас живем и даже проиграш для нее будет выиграшем, так как окрепнет вера в семью и недовера к законам общества по которому мы сейчас живем. Недоверие к этой системе, а значит и предупреждение на будущее. А вот со вторым вопросом, тут я полностью согласна.

    Елена,
    4695dd7
  15. Школа-то какая? Конкретнее можно было?

    ну и,
    02e27e6

Добавить комментарий: