Хроники Александрии

Молокозавод: 10 лет спустя

, 3.12.2010

Загустители, красители, усилители вкуса, консерванты — ко всем этим атрибутам современной пищевой промышленности мы уже почти привыкли. Перечень ингредиентов из пяти строчек мелким шрифтом обычного мороженого нам кажется уже почти естественным. За какой-то десяток лет мы почти забыли вкус пломбира или эскимо, в классическом рецепте которых было всего пять составляющих.

Очень часто приходится слышать о том, что у потребителей сегодня нет альтернативы. Все, что нам могут предложить производители молочной продукции, — это заменители, улучшители и суррогаты, которые по современным инструкциям надо называть комбинированными молочными продуктами. Выпуск продукции по государственным стандартам и требованиям, которые существовали во времена Советского Союза, кажется чем-то неосуществимым. „Вот были времена, когда наш молокозавод работал! Было у нас и масло вкусное, и мороженое замечательное!”, — вспоминают александрийцы постарше. Но от Александрийского молокозавода не осталось почти ничего. Ничего, кроме воспоминаний людей, много лет отдавших этому предприятию.

Еще до института Нина Саенко работала на молокозаводе лаборантом, а после учебы, получив специальность аппаратчика, работала мастером цельномолочного цеха. „Все процессы на молокозаводе были мне знакомы. В то время вместе со мной на молокозавод пришло много молодежи, коллектив, в основном, был женский. На тот момент, в конце восьмидесятых, в штате было 230 человек, — вспоминает Н. Саенко. — Сейчас, конечно, технологии производства другие. А если бы стали делать продукцию по тем ГОСТам, которые были раньше, никто бы ее не смог купить, кроме разве что Абрамовича.

В наше время были живые закваски для производства кефиров, сметаны и творога и термофильная закваска для ряженки, вспоминает Н. Сорокун и признается, что молочной продукции в магазине сейчас практически не покупает. — Мне кажется, что весь секрет вкусного александрийского мороженого был не только в том, что делалось оно из натуральных ингредиентов, а еще и в том, что в мороженном цехе всегда была очень хорошая атмосфера, коллектив был дружный, сплоченный. Работали у нас тогда Нина Северин, Валентина Филатьева, Лидия Сорокун. Главным технологом работала Людмила Лихопой”.

Не считая вспомогательных, на Александрийском молокозаводе работало три цеха: цельномолочный, масляный и мороженный. Кроме того, работал сырцех в Новой Праге. Там тоже полным ходом шло производство масла, мягких и твердых сыров, а из обезжиренного молока делали казеин. Правда, в последнее время, в период распада Советского Союза, количество рабочих Новопражского цеха сократилось вдвое. Из шестидесяти осталось всего тридцать рабочих, которые занимались только выпуском казеина. В лучшие времена на молокозаводе перерабатывалось около ста тонн молока в сутки, а в сезон и более того. С распадом колхозов, распадалась и схема поставки сырья на переработку.

Елена Олейник тоже много лет проработала на молокозаводе. Вспоминая о работе мороженного цеха, она точно назвала период, когда в рецептуре мороженого стали появляться неестественные добавки — желатин стали заменять стабилизатором: „Это было в середине девяностых. До этого для производства мороженого использовались только сливки, цельное молоко, сахар, сгущенное молоко и ванилин, а также желатин. Для удешевления продукции желатин стали заменять стабилизатором, порошком, по виду напоминающим сухое молоко. Если он вдруг в растворенном виде попадал на рабочий халат, отстирать его было невозможно”.

Процесс производства мороженого был сложным. Взбивались сливки, смешивались все составляющие, и далее мороженое проходило специальную обработку — по вращающейся трубе оно проходило через фризер, вследствие чего мороженое получало взбитость. Как же тут не вспомнить приятные сердцу названия мороженого из ассортимента нашего молокозавода? Сливочное, пломбир, молочное, эскимо, фруктовое мороженое различных сортов. Кроме этого, выпускалось на молокозаводе мороженое в стаканчиках, в брикетах, весовое. Несмотря на сложный технологический процесс, делали на нашем молокозаводе даже торты из мороженого.

В сутки этого быстротающего счастья на молокозаводе выпускали в среднем до 3 тонн. В зависимости от объемов поступающего сырья, сливочного масла производилось от 2 до 5 тонн в сутки. Чтобы представить себе масштабы производства молочной продукции, надо сказать, что один раз в неделю наш Александрийский молокозавод отгружал по вагону масла. И это только в нашем городе. Но в те времена масло выпускалось также на Кировоградском молокозаводе, в Светловодске, Знаменке, Малой Виске, Новоукраинке.

В один момент работающая годами схема дала сбой. Реорганизация и перепродажа молокозавод не спасла. Выпуск своей продукции предприятие закончило в 1999 году, а в начале 2000-х молокозавода уже не стало.

Валентина Филатьева, работавшая начальником маслоцеха, до сегодняшнего дня работает в пищевой промышленности. Сейчас она начальник лаборатории на предприятии АФ „ЗАО „Завод „Оболонь”, а вместе с ней трудится ее коллега Людмила Покора. Елена Олейник — социальный работник. Нина Саенко сразу после ухода с молокозавода стала частным предпринимателем. Многие из работавших на заводе людей, полностью поменяли и свою профессию, и место жительства, но все-таки многие с радостью откликнулись на предложение провести встречу бывших работников молокозавода. Через десять лет после закрытия завода бывшим коллегам нашлось о чем поговорить и что вспомнить.

Организовала эту встречу Людмила Станиславовна Лихопой, бывший главный технолог предприятия и бывший зав. производством. „На встречу пришло шестнадцать человек, были работники цельномолочного цеха, мастера маслоцеха и мороженного цеха. Тогда, в советские времена, о многом мы. друг другу и не говорили…”, — рассказала Л. Лихопой, и не могла не пожаловаться, что кроме добрых воспоминаний о работе на предприятии, есть и несколько отрицательных моментов. „Уже много лет остается нерешенной ситуация с долгами по Александрийскому молокозаводу. После реорганизации и смены названия на ООО „Кировоград-Александрия”, предприятием руководил К. Чередник, потом завод был продан еще раз и переименован в „Молкомцентр-Александрия”, но люди так и не получили за определенный период зарплату. После обращения в суд мы получили ответ, что зарплату нам выплатить не могут, так как имущества у предприятия больше нет”.

В поисках поддержки писала Людмила Станиславовна и в областную газету. Неизвестно, как отреагировали на обращение журналистов бывшие владельцы завода, но обращением жительницы Александрии Л. Лихопой заинтересовался губернатор. С. Ларин дал задание главному управлению экономики областного совета разобраться в сложившейся ситуации. Людмила Станиславовна надеется, что общими усилиями этот вопрос можно будет решить.

А. Третьяк

Комментарии:

  1. Там, где городская власть была при памяти, молокозаводы остались. А мы теперь с Днепропетровска и Киева возим.

    Хурдымурды Тракторбаев,
    a944bbd
  2. Хурдымурды Тракторбаев, 3.12.2010 # Там, где городская власть была при памяти, молокозаводы остались — сильно упрощенный взляд на вещи.
    Автору спасибо — не всегда читаешь правду, многих людей не вспомнили, на которых держался завод: Гл. инженер Похилько В.М., гл.бухгалтер Зозуляк Т,П. — сегодня зам начальника налоговой, главный механик Рындыч Н — ведущий специалист «Оболони», инженер Удовиченко С.А. — начальник городского отдела статистики и многие другие, не потерявшиеся в этой жизни. Вот с кем предприятию не везло так это с руководителями — ни знакомый многим Дюбкин, ни спец по осеменению коров Слободянюк, ни мент -сексот Юра нормальными руководителями не стали. Что касается городской власти, то проблемы завода ее не сильно волновали — но и говорить, что власть сильно причастна к развалу нельзя. Времена были такие — о них в следующих коментах на эту статью. А так автору спасибо за узнаваемые лица и их работу

    forsage,
    d9b260a
  3. не форсаж и не елена, 2.12.2010 # «ПРОИЗВОДСТВО не еле дышит ,а уже выздыхло с вашей помощью – привозящих импортное дешовое.»
    Отчего же погибло наше производство? Экскурс по молокозаводу.
    1. Неудавшаяся приватизация — акции были розданы бесплатно, никаких инвестиций завод не получил, к тому же львиная часть акций досталась сельскохозяйственным предприятиям, которые от них легко избавились.
    2. Даже полученные доходы приходилось вкладывать, чтобы обеспечить работу предприятия после остановки мясокомбината-газовая котельная которого обеспечивала технологические процессы на молокозаводе
    3. Стремительное падение доходов населения — к концу 90-х предприятие не могло продать в городе даже тонну молока не лучшего качества — поставщики загинались, оборудование устарело
    4. По этим причинам инвесторы, имевшие планы реконструкции завода от них отказались, после чего завод продавал чужое молоко
    5. Проблемы с сырьем остановили работу маслоцеха, проблемы с работой холодильного оборудования (аммиак) не позволили организовать работу мороженного цеха — самой рентабельной продукции
    Так что говорить что в гибели завода виноваты злые дяди и тети — значит не видеть реальностей и их последствий

    forsage,
    d9b260a
  4. Пусть Степан расскажет какой откат получил за молокозавод, к стати деньги передавал Сергей Афанасье…, вот так работаем, в таком духе в с таким размахом.

    албанец,
    b358e40
  5. албанец, 3.12.2010 #
    Т.е. все что я написал ложь, а то что ты — правда.? Афанасьева там и близко не видел, хотя то что бюджет не рассчитался за молоко для детской кухни факт, смотрящие там действительно бегали, но так мелкое жулье. Степан там никогда не был, собственник с гостями разговаривал не дальше ворот

    forsage,
    0c7ccc8
  6. Я говорил не о прошлом

    албанец,
    b358e40

Добавить комментарий: