Хроники Александрии

Немецко-протопоповская философия

, 29.11.2010

„Неемия — библ., деятель эпохи реставрации второго храма в Иерусалиме, придворный Артаксеркса, наместник в Иерусалиме, заботился об укреплении города и организации храмовой службы. Его именем названа библейская книга, повествующая о его деятельности”.

Энциклопедический словарь Брокгауза и Эфрона

Моя знакомая почти каждое утро ходит через весь город в магазинчик Ахима за свежим хлебом — ей так нравится. Говорит, что лучшей выпечки в Александрии нет. Уверен, что ее слова подтвердят все, кто „дегустировал” продукцию, изготовленную в пекарне малого предприятия „Неемия”.

Директор фирмы Ахим Манфредович Дьобрих известен в Протопоповке, где он живет, просто как Ахим. Честно говоря, ни до, ни после знакомства с Ахимом я так до конца и не понял, как саксонский немец, доктор-анестезиолог попал из центра Европы в украинскую глубинку на самый край нашей Протопоповки. И не просто „попал” — обжился, освоил дело, совсем не связанное с медициной. И как освоил! Его хозяйство считается одним из успешнейших в районе.

Начиналось все в 1992 году, когда Дьобрих пришел работать в немецко-украинский благотворительный фонд „Неемия”. В те трудные, а для многих наших земляков просто полуголодные годы задача фонда заключалась в оказании помощи больницам и детским садикам. Но с годами Ахим понял, что простым распределением материальных средств помочь становлению молодого государства невозможно — здесь нужны кардинальные меры и перемены. Сложилось так, что на одном из конгрессов, организованном фондом, ему предложили поработать в нашем Александрийском районе. Он согласился…

Ни родители, ни жена переезду в Протопоповку не сопротивлялись — нужно попробовать! В новом качестве фермера Ахим осваивался трудно. Когда он начинал строить пекарню, а позже мельницу, рабочие менялись чуть ли не каждую неделю. Никак не стыковались менталитеты немецкой рачительности и пунктуальности с, мягко говоря, безалаберностью желающих поработать на немецкий капитал. Сейчас, после восьмилетнего опыта работы в сельском хозяйстве, у Дьобриха стабильный коллектив из 14 человек. На вопрос, сколько зарабатывают его рабочие, Ахим отвечать не хочет, говорит, что не много, но по меркам Протопоповки нормально.

Он рассказывает, что его бизнес рос по цепной реакции. Появился хлеб — появились отходы, появились отходы — появились свиньи и так далее. Зерно, коровы, молоко — одно направление подсказывало развитие другого. Сейчас он арендует 110 гектаров земли, где выращивает зерновые культуры и овощи. Держит 25 коров и 120 свиней, хочет взять еще землю в аренду, а в перспективе создать мясоперерабатывающее предприятие.

За восемь лет, прожитых в Протопопова, Ахим усвоил много наших „правил” выживания. Это отношение и к законам, и к тем, кто их должен блюсти. Это и отношение к нашим дорогам, и к тем, кто их патрулирует — здесь он просто грустно улыбается: „Про дороги говорить не буду, но почему меня буквально на днях „гаишники” продержали два часа только потому, что придраться было не к чему?”

Мы садимся в минивэн Ахима и на язвительный вопрос, почему машина японская — это не патриотично, он первым делом указывает на ремень безопасности: „Сначала надеваем ремни, а потом едем и беседуем”. Да, не патриотично, но рационально и экономично. „Тойота” прошла по украинскому бездорожью 250 тысяч километров без единой серьезной аварии, при этом она на порядок дешевле немецких аналогов.

Многое Дьобриха в нашей действительности огорчает. Так, в апреле только высадили картошку, как тут же порядка полгектара было выкопано и украдено. Но, как признается Ахим, он уже больше „наш”, чем „ихний”. На историческую родину ездит с семьей Несколько раз в год, но уже чувствует там себя гостем. А дочь, которая учится во втором классе Протопоповской школы, общается со сверстниками на русском и украинском языках без акцента.

Ахим готовит свои выпечки по особому секретному немецкому рецепту. Рабочий день фермера начинается в шесть утра и длится столько, сколько того требует производственная необходимость. А в выходные дни семья Дьобрих любит выбираться на природу — на озеро. Шашлык, пиво „Балтика” и тишина — такие предпочтения отдыха у главы этой немецкой интеллигентно-предпринимательской семьи.

„Никогда не думал, что все сложится именно таким образом, и мы так надолго останемся в Украине, — говорит Ахим. — Но мы уже срослись с этой землей, с вашими людьми, их образом жизни. И если не случится никаких катаклизмов, например, прихода диктатуры, то мы здесь надолго!”

Сергей Гавриленко

Комментарии:

Добавить комментарий: