Хроники Александрии

Страсти вокруг „Черемшины”

, 28.05.2010

В прошлом номере „ОТ” мы рассказали об удивительной судьбе семьи Маленко, которые 21 мая отметили 60-летие совместной жизни. Но не успела высохнуть типографская краска, как в редакцию пришло сообщение о том, что в канун 65-й годовщины Победы у этой ветеранской семьи отобрали дачный участок.

Рассказывает их дочь Татьяна Шуткина: „Как так можно было поступить, мне, чисто по-человечески, не понять… В извещении было сказано, что мы должны были выплатить задолженность и выполнить „агротех-работы”. Какие задолженности? Какие работы? У нас был домик из белого кирпича, сад, огород. Однажды мы приехали на дачу — а его нет! Дом разобрали и вынесли! Позже дошло до того, что даже зелень с грядок воровали. У нас просто опустились руки. А теперь вот вообще и участок отобрали”.

Как выяснилось позже, участки отобрали не только у семьи Маленко. Среди обделенных есть и ветераны труда, инвалиды, афганцы. Тут и вспомнился знаменитый фильм Эльдара Рязанова „Гараж”, где Ия Савина голосом своей героини — члена правления кооператива — кричала, что правление не знало о боевом прошлом члена своего кооператива. Помогут ли боевые награды вернуть землю семье Маленко?

Разобраться в истории, о которой пойдет речь, смогут, вероятнее всего, только следственные органы и однозначно суд, но накал страстей, количество простых и известных в городе людей, причастных к ней, вынуждают нас к публикации о происходящих событиях. Речь идет о садовом кооперативе „Черемшина”, расположенном на берегу Мартоивановского водоема. На карте, кстати, официально такой водоем не числится, поэтому и названия не имеет. Так что можно сказать, что это лужа, обнесенная уже с многих сторон высокими заборами. Именно за право обладания землей на берегу этой „лужи” и разгорелась настоящая война. А как иначе назвать происходящее, если на собрание кооператива, дабы избежать кровопролития, приезжает милиция, а очную ставку в стенах редакции противоборствующие стороны отменяют по той же причине.

Редакция газеты не третейский суд, поэтому ограничимся пояснениями событий и высказываниями лиц, причастных к происходящему.

Владимир Федоренко, председатель кооператива: „Общество было организовано в 1978 году, и я стоял у истоков его создания. Когда-то в „Черемшине” было 180 членов, сейчас осталось порядка 80. И то из них только 47 человек обрабатывают свои участки. Остальные бросили землю много лет назад и теперь на этих участках полное запустение и разруха. Естественно, нас это не устраивает. Во-первых, чем больше членов, тем менее затратное содержание кооператива, а, во-вторых, никому из тех, кто остался в обществе, не нравится запустение соседских участков, с которых во все стороны расползаются заросли и сорняки.

Вот поэтому мы приглашаем всех желающих, кстати, и через объявления в вашей газете, вступать в наш кооператив. А тех, кто не хочет обрабатывать свои участки и не соблюдает требований нашего устава, мы исключаем из общества. Решение об исключении принимается на общем собрании, о котором извещаем всех заранее: даем объявления, рассылаем почтовые уведомления. У меня есть все квитанции, так что это неправда, что мы исподтишка выбрасываем людей из кооператива. Да, мы уже исключили 55 членов и в ближайшее время планируем исключить еще порядка 30 человек. Предварительно мы просили всех их прийти, решить вопрос участия в кооперативе: будете работать — пожалуйста, оставайтесь! А не хочешь заниматься участком, игнорируешь собрания, не платишь членские взносы — будь добр, уйди! Ко мне обратилось только трое…”

Александра Груша, бывший член кооператива: „Последние два года я не обрабатывала участок, и меня предупредили о возможном исключении. И взносы я не платила, а за что платить — водопровод вырезали, охраны нет, воруют вce, что можно”.

Светлана Петренко, бывший член кооператива: „Меня исключили без предупреждения, а на собрание кооператива пригласили, когда все уже было решено. Когда я попыталась восстановить свои права, наш председатель сказал, что возле водоема уже все занято, свободные участки есть только на верхней территории. На вопрос: кому достался мой участок — тишина”.

Андрей Горелый, бывший член кооператива: „Наш участок находится у самого берега, поэтому к нему такой повышенный интерес. Моя мать вступила в кооператив еще в 1978 году. Все складывалось хорошо — домик, сад, огород, рядом водоем. Но когда началась перестройка и всеобщая разруха, ситуация изменилась,  Люди постепенно стали бросать насиженные места, ведь воровали по-черному, а охранять имущество было некому. И члены кооператива перестали платить членские взносы — а кому и за что? Водопровод вырезали, электричества нет, охраны нет.

Наша семья знакома с семьей Федоренко, как говорится, сто лет, поэтому, когда председатель кооператива подошел к матери и дал подписать какие-то бумаги, она сделала это без вопросов. Тогда же Федоренко предложил ей стать членом правления товарищества. А вскоре мы получаем извещение, что мы исключены из кооператива за нарушение требований устава. На собрание, где решалась наша участь, нас не пригласили, и о его решении мы узнали после, хотя Федоренко мог бы зайти и предупредить, в крайнем случае, позвонить. Выходит, что все это делалось целенаправленно”.

Ярослав Богохвал: „Я взял в „Черемшине” три участка земли, оформил все документы. У меня есть протокол собрания, на котором решался вопрос о вступлении, есть справка, что я являюсь членом кооператива. Завез на 6 тысяч гривен песка для общественного пляжа, провел 3 километра линий электропередач, чтобы на дачах был свет. Но позже Федоренко заявил, чтобы я убирался восвояси, так как никаким членом кооператива я не являюсь!”

Людмила Майдикова: „Я передала Богохвалу свои два участка, о чем была предварительная договоренность с председателем кооператива. Его сын лично принес деньги от Богохвала за пользование землей. Но позже председатель порвал наши заявления и сказал, что участки уже переданы другим людям, согласно решению собрания. Когда было это собрание, кто принимал такое решение — мне неизвестно. Могу сказать, что такая участь постигла многих”.

Владимир Федоренко: „Когда по городу пошли разговоры, что Богохвал распродает кооперативные земли по тысяче долларов за сотку, к нам приехали правоохранительные органы, провели проверку деятельности товарищества и никаких нарушений не нашли. Так что все претензии Богохвала безосновательны. Просто уж очень ему хочется прихватить лакомый кусочек земли”.

Владимир Журавлев, член кооператива: „Люди побросали свои участки много лет назад, а сейчас, когда мы принялись наводить элементарный порядок, на землю нашлось много желающих. Но на собрании товарищества было принято решение, что участки, прилегающие к воде, будут общими — это будет оздоровительная зона для всех, а не для кого-то лично”.

Такие вот страсти кипят вокруг „Черемшины”. На прошлой неделе была создана специальная комиссия горисполкома, которая будет разбираться в этой ситуации. Надеемся, что она разберется, о чем мы непременно, сообщим.

Сергей Гавриленко

Комментарии:

  1. Страсти как в мыльной опере

    Огородник,
    19e7c67
  2. Знакомая ситуация. Могу посоветовать честного юриста ( Ивань Надежду Алексеевну) она мне очень помогла. Принимает на Победе напротив 7 училища, а горисполком только будет водить за нос, Лактионова будет что то свое лепетать но никто реально не хочет помогать.

    Брет Пит,
    c34874c
  3. «Речь идет о садовом кооперативе „Черемшина”, расположенном на берегу Мартоивановского водоема. На карте, кстати, официально такой водоем не числится, поэтому и названия не имеет. Так что можно сказать, что это лужа, обнесенная уже с многих сторон высокими заборами.» — ПРОШУ ПОЯСНИТЬ О КАКОЙ ЛУЖЕ ИДЁТ РЕЧЬ?!

    Prohogij,
    3827362
  4. Видать не очень кипят «…страсти … вокруг „Черемшины”»! Видимо «баблецо» всё решит в пользу «бедствующих»!

    Prohogij,
    3827362
  5. Наша дача так же находится возле озера, 20 лет назад вся земля была занята, теперь много пустых, заросших, жалко смотреть. Правда инициативная группа на нашей улицы сама организовала охрану, кормит собак, даже зимой ездим по очереди. Так что многое зависит от дачников, и вовремя плата за землю, энергию. Правильно, что забирают землю и отдают людям, которые хотят на ней работать, платить, а то некоторые «дачники» вспоминают о своих наделах только для того, чтобы деньгу вышибить. Земля любить, чтобы за ней уход был, тогда и она отблагодарит хорошим урожаем! А если землю в течении 3-х лет необрабатывали и не платили, надо забирать, без компенсации и отдавать в хорошие руки, и тогда и охрана и полив, и энергия будет.

    Елена,
    dfa5cad

Добавить комментарий: