Хроники Александрии

Кто губит рубит лес?

, 17.05.2010

„Недалеко от села Байдаковки, около Звенигородки, кто-то рубит сосновый лес. Не похоже, чтобы работы проводились стихийно: вырублена ровная просека шириной примерно метров 20, а все бревна помечены и аккуратно сложены. Со стороны все это выглядит так, как будто здесь планируется начать строительство. Неужели „крутые” уже добрались и до лесной зоны, в которой строительство запрещено законом?”

В. Авдеев

Тревогу нашего читателя понять несложно: к сожалению, в последнее время в нашей стране явное и открытое попирание законодательства стало вполне обыденным явлением. Но, слава Богу, в данном случае все оказалось вполне легитимным, обоснованным и даже необходимым. О чем наглядно свидетельствуют документы, предоставленные лесничим Александрийского лесничества Андреем Марченко.

— Раз в 10 лет специалистами института лесного хозяйства проводится обследование лесных угодий на предмет пожарной безопасности, — пояснил Андрей Анатольевич. — Еще в июле прошлого года комиссия во главе с начальником лесоустроительной партии Харьковской государственной лесоустроительной экспедиции на основе результатов обследования и требований закона определила необходимость создания противопожарных разрывов между кварталами № 72-73 и № 74-75 шириной 20 метров с последующим насаждением лиственных древесных пород. Из 267 гектаров в Звенигородском урочище вырублено 1,26 гектара (500 деревьев). На месте вырубленных сосен уже посажены сеянцы красного дуба, клена и акации — всего 5 тысяч штук.

Кстати, в 75-м квартале, где 8 рядов сосны чередуются с двумя рядами дуба, пожаров никогда не было. Присутствие среди хвойных насаждений всего 15% лиственных пород спасает лес от пожаров. Поэтому, например, Пантаевский, Диковский, Лекаревский леса никогда не горят.

— А куда делись спиленные сосны?

— Этот лес был реализован. Часть средств поступила в местный бюджет, часть ушла на уплату налогов, а на оставшиеся деньги были закуплены семена, которые уже посеяны в питомнике.

— Словом, читатели могут не беспокоиться: частного строительства в наших лесах нет.

— Конечно. Леса относятся к рекреационным зонам (предназначенным для отдыха и эстетического воспитания), где строительство запрещено. Лес страдает от браконьеров, вырубающих деревья. Только в прошлом году те, кого удалось „поймать на горячем”, заплатили в общей сложности около 10 тысяч гривен штрафов.

— Насчет эстетического воспитания: с каждым годом леса все больше засоряются любителями „отдыха” на природе. При въезде в Звенигородский лес растут кучи мусора, да и в глубине посадки живописные пейзажи заметно портят „натюрморты” из бутылок, тетрапаков, пакетов и одноразовой посуды. Есть ли в лесничестве люди, следящие за чистотой леса?

— Есть. Всего в лесничестве работают 20 человек, а площадь угодий — 5 тысяч 300 гектаров. В этом году только в Звенигородском лесу мы собрали и вывезли два ЗИЛа мусора. Интересно, что, помимо отдыхающих, лес засоряют еще и жители частного сектора, которые выбрасывают туда мусор, а потом еще и жалуются на лесничество, которое якобы не следит за чистотой.

— Какое наказание предусмотрено законодательством за загрязнение лесных насаждений?

— В нашем государстве оно очень мягкое: Лесной кодекс предусматривает штраф в размере от одного до трех необлагаемых налогом минимумов за мусор. Но мусором может быть как фантик от конфет, так и машина отходов. Даже на территории горсовета за создание несанкционированных свалок размер штрафов в разы больше.

— Наверное, старшее поколение воспитывать уже бесполезно. А вот детям нужно с детства прививать культуру поведения, в том числе и на природе.

— Согласен. К слову, в соседней Беларуси отношение к природным ресурсам вообще и к лесу в частности абсолютно другое. Помимо того, что переработка леса там — практически безотходное производство, и в промышленности используются даже хвоя и хворост, в лесных насаждениях царят чистота и порядок. Нет ни бумажек, ни окурков. Однажды, когда мы ездили в Беларусь перенимать опыт, решили поставить эксперимент. Бросили в траву бутылку, бумажки, стали шуметь, создавая видимость, что хотим сломать деревья. И ждем: когда же появится охрана? Никто так и не появился. Мы собрали свой мусор и уехали. И пришли к выводу, что чисто в белорусских лесах не потому, что там следят за порядком и убирают, а потому, что никто не сорит, и это, видимо, заложено на уровне менталитета. Кстати, в Беларусь, где создан один из крупнейших в Европе сортоперерабатывающих комплексов, приезжают перенимать опыт реформирования лесной отрасли даже поляки.

Елена Карпачева

Комментарии:

Добавить комментарий: