Хроники Александрии

Коммунальная сага

, 13.03.2009

Для того, чтобы понять, что коммунальное хозяйство города приходит в полный упадок, не нужно быть большим специалистом. Достаточно пройтись по этажам любой многоэтажки с их вечно забитыми мусоропроводами, выбитыми стеклами и вырезанными батареями. Или по нашим тротуарам. Или… Да о чем тут говорить — кто читает эти строки, сам все прекрасно видит. Бардак и разруха. Жизнедеятельность города поддерживается только за счет латания дыр, но на их месте образуются десятки новых. Трудно представить, как будут жить в домах, построенных в 70—80-х годах прошлого века, наши дети лет через тридцать.

15 марта работники жилищно-коммунального хозяйства будут отмечать свой профессиональный праздник. Не знаю, как его будут отмечать дворники, «гулявшие» из-за нехватки средств на заработную плату в неоплачиваемых отпусках, или ИТРовцы, работающие неполный рабочий день, но повод для серьезного разговора есть. Высказать свою точку зрения, рассказать, как работала, работает и должна работать система ЖКХ, мы пригласили известных специалистов, тех, кто много лет проработал в этой отрасли ранее, и тех, кто работает сегодня: Сергея Александровича Замикулу, Валентина Прохоровича Мочака, Николая Емельяновича Злакомана, Владимира Михайловича Турчененко, Виктора Трофимовича Шамшуру, Юлию Альбиновну Прокопенко.

Все начиналось с плана

То, что мы сегодня называем коммунальным хозяйством, появилось еще при первом градоначальнике, но современные формы эта структура начала приобретать в начале 50-х годов прошлого века с появлением первых ЖЭКов. Рассказывает Виктор Шамшура, работавший с 70-го по 85-й год начальником участка и начальником ЖЭКа: «Когда меня пригласили на работу в жилищное хозяйство, первым условием было пройти обучение и получить диплом специалиста. Тогда с этим было строго, случайных людей в ЖКХ не было. Все среднее и высшее руководящее звено имело среднее или высшее специальное образование. Вся работа строилась на нормативных документах, о которых нынешние коммунальщики, наверное, и не знают. Каждый рабочий день в шесть часов утра я начинал с обхода территории и до начала планерки знал всю обстановку на территории. Планерки тогда проводились регулярно, каждому работнику ставилась конкретная задача, выполнение которой строго контролировалось. Дворникам, помимо уборки территории, вменялся также сбор металлолома, макулатуры и пищевых отходов. Были даже установлены нормативы сбора, за выполнение которых дворники получали доплату».

До конца 80-х годов большая часть жилья была в ведомственном подчинении, а коммунальное хозяйство города находилось в запущенном состоянии. В Александрии было всего два ЖЭКа, которые еле сводили концы с концами.

Все изменилось ровно 20 лет назад, когда, согласно постановлению ЦК КПСС, ведомственное жилье стали передавать в коммунальную собственность города.

Рассказывает Сергей Замикула, работавший в те годы первым заместителем председателя горисполкома, председателем горисполкома, начальником УЖКХ: «В принципе, постановление было правильным. Взять, к примеру, объединение «Александрияуголь». У его руководства была масса производственных проблем, а тут еще «головная боль» с жилищным фондом, который, к тому же, быстро развивался — строительство тогда велось стремительными темпами. Перевод жилья в коммунальную собственность готовился два года. Начальнику УЖКХ Валентину Мочаку пришлось много помотаться по стране, перенимая опыт работы. Но ему удалось разработать дееспособную структуру и схему работы коммунального хозяйства».

«Создание единого, городского жилищно-коммунального хозяйства было революционным шагом вперед, — говорит Николай Злакоман (в 1989 году работал начальником УЖКХ). — В один кулак были собраны все подразделения, все специалисты городского хозяйства. Вся их работа была четко спланирована и подвергалась жесткому контролю со стороны исполкома».

Конечно, простым гражданам не было никакою дела до того, в чьем ведении находится его жилье, их волновало, где достать дефицитный унитаз или прокладку на кран, да чтоб сантехник пришел трезвый и вовремя. Но как бы там ни было, система работала: перегоревшие лампочки, разбитые стекла и сломанные краны менялись с завидной регулярностью. Например, в 1991 году было отремонтировано 10 км городских дорог из их общей протяженности в 100 км. В год ремонтировалось до 200 подъездов. Вполне возможно, что созданная тогда система ЖКХ благополучно работала бы и по сей день, но пришли лихие 90-е, и система, как и вся страна, начала рушиться. Что творилось в те годы, помнят все: разворовывалось все, что попадалось под руку, — лампочки в подъездах были редкостью, да что лампочки, снимались даже кнопки звонков!

Изменения в лучшую сторону, как утверждают коммунальщики, начали происходить в конце 90-х с приходом в кресло мэра Степана Цапюка. Началась эра всевозможных ПП. ПП-1, ПП-2. Но это уже другая история, и о ней в следующем номере.

Сергей Гавриленко

Комментарии:

  1. А какие такие «изменения в лучшую сторону» пришли с появлением ПП в УЖКХ при С.Цапюке? Помоему это были просто конторы для отмывки денег. Нет?

    Горожанин,
    b41a0d5
  2. цитата: «Достаточно пройтись по этажам любой многоэтажки с их вечно забитыми мусоропроводами, выбитыми стеклами и вырезанными батареями. Или по нашим тротуарам.»

    Чисто не там, где убирают, а там, где не сорят. Прежде всего, чтобы было чисто нужно в себе воспитать культуру…

    777,
    47e32b1

Добавить комментарий: